Опыт великих (3)

Станиславский — Демидов. История отношений (краткая справка).

Николай Васильевич Демидов (1884-1953), сын известного русского фабриканта Василия Демидова, врач (работал в Москве в клинике Д. Плетнева, изучал тибетскую медицину в клинике восточной медицины Бадмаева), атлет, организатор атлетического общества в Иваново-Вознесенске. Позже — театральный педагог, последователь и оппонент Станиславского. Познакомился со Станиславским благодаря Л.А. Сулержицкому и потом был приглашен Станиславским в качестве гувернера и воспитателя  сына Игоря.
Демидов, с детства увлекавшийся театром ( его отец создал в Иваново-Вознесенске Народный театр, был там актером, режиссером, драматургом, администратором), глубоко погрузился в поиски Станиславского в области создания системы актерского творчества, познакомил Станиславского с йогой, который тот стал использовать в своей практике. В результате Демидов изучил систему настолько, что в 1920-е Станиславский счел его одним из главных «системщиков», пригласил в качестве педагога в Оперную студию Большого театре, оставил на него школу МХТ на время американских гастролей,  а позже, в 1930-е, позвал редактировать книгу «Работа актера над собой».
И тем не менее, Демидов — человек, которого Станиславский практически УНИЧТОЖИЛ. Стер с лица театрального мира на долгие десятилетия. Отлучил от работы в школе МХТ, отстранил от редактуры книги, а после смерти Станиславского отношение его последователей к Демидову приняло характер гонения и травли.
За что?
Станиславский всю жизнь искал «вход» в особые творческие состояния, в которых творили великие актеры: Мочалов, Ермолова, Сальвини, Дузе… Идеалом Станиславского был настоящий, подлинный, художественный процесс «жизни на сцене»,  «рай для актера». Для этого Станиславский и создал свою систему, в которой, в соответствии с существовавшей тогда научной традицией — разделил на элементы творческий процесс, чтобы изучить каждый, натренировать, освоить, а потом соединить в единое целое. Не получилось. Потому что, как известно, «целое — больше суммы его частей» (Лао-Цзы). И сам Станиславский признавался, что система не гарантирует искомого творческого состояния, объявил его доступным только для гениев и высоко одаренных людей. Демидов же, работая с учениками школы МХТ, обнаружил способ их погружения  в  то самое творческое самочувствие. Сразу, с первых шагов, без тренировки «элементов» — «объектов», «манков», «задач» и пр. Целостно. Станиславский, потрясенный открытиями Демидова, многое переработал в книге и, более того, под влиянием демидовских идей дописал новую, 16-ю главу. Но полностью переделать систему, переписать книгу, готовую к печати — уже не мог. И в 1935-ом году пути Станиславского и Демидова окончательно разошлись.
Впервые методика Демидова, описанная им в книге «Искусство жить на сцене» была опубликованы лишь в 1965 году уже после смерти автора.
Что же такое демидовская школа? Это подробно разработанная этюдная техника (диалоги с заданным текстом, диалоги с заданными обстоятельствами), основанная на навыках свободы и непроизвольности, «пускания» на тонкие импульсы, которые подбрасывает творческое подсознание. Эта техника сразу, » на первых порах» дает ученику опыт погружения в творческое состояние как состояние потока — если выражаться современным языком. Эта потоковость и есть один из признаков творческого состояния, в котором рождается  процесс подлинной художественной жизни на сцене. 
Овладение этюдной техникой  — первая ступень школы Демидова.
Дальше — подход к зарождению эмбриона роли и его развитие, оно-то, по мнению Демидова, и приводит к целостному перевоплощению актера в другого человека. Магия. Тайна. Сакральное.
Самое интересное.