Опыт великих

опыт великих

Ключи к актерскому мастерству в системе Станиславского и школе Демидова

Пути к разгадке искусства великих

Станиславский, наблюдая игру великих актеров — Сальвини, Дузе, Мочалова, Ермолову —  наткнулся на некий «непреложный закон»:  к гениям  «почти всегда само собой приходит творческое самочувствие, притом в высочайшей степени и полноте.» (Обратим внимание на это само собой.) Обнаружив подобное, Станиславский начал искать технические приемы для создания подобного счастливого самочувствия по заказу актера и в результате создал  знаменитую систему актерского искусства. По его системе творческое самочувствие – вдохновение, озарение, «рай для артиста» — должно было приходить не само собой, а в результате тренировки т.н. «элементов»: расслабления мышц, внимания, воображения, общения и т.д. Но творческого самочувствия, которое у гениев приходило само, система Станиславского не гарантировала.  Ну, естественно, говорил Станиславский, то ж гении, а — мы так, самые обыкновенные…

Демидову же — соратнику и последователю Станиславского, удалось, на мой взгляд,  именно это — найти  естественный, органический способ погружения любого мало-мальски способного человека в то самое творческое самочувствие без без насилия над его природой и долгих предварительных тренировок «элементов».

Можно отмахнуться от этого и продолжать тренировать «элементы», что само по себе и неплохо, они Станиславскому тоже не с неба упали, а соответствуют областям, которые тренируются в практике йогов. И с йогой Станиславского познакомил тоже Демидов. Нам важно, что находки Демидова сегодня согласуются с открытиями многих психологов, ученых, философов, которые глубоко изучают самочувствие художника в момент творчества.

Ученые называют эти состояния измененными состояниями сознания, а также «особыми», «небытовыми», «необыденными» — в отличии от бытовых, или «средненормальных».  К подобным, «особым» состояниям ученые относят и творческие.

Наше сознание имеет многослойную, многомерную, многоуровневую структуру, оно, как пишет М. Мамардашвили, растянуто, «распростерто» в глубину, и где-то там, внутри, находится наше «глубинное Я», наши смыслы и тайники творчества. Имеем ли мы доступ к этим глубинам? Да, но лишь в «особых» состояниях. Конечно, «измененными» являются и состояния патологические ( алкогольное опьянение или наркотическое воздействие, например), но здесь мы говорим о состояниях здоровых — катарсиса, прозрения, творческого вдохновения и др., которые, по Фромму, есть естественная и высочайшая наша потребность.  Интересно, что особых состояниях слои нашего сознания представлены тем ярче, чем глубже находятся. Рассудочный, ментальный слой находится на самой поверхности многослойной структуры и лишь называет, оформляет содержание интуитивных прозрений. Поэтому пусть в творческом процессе рассудок «знает свое место»!

Многие художники, поэты, музыканты, актеры говорят о том, что догадка, прозрение – «осенило!» — приходи откуда-то извне, или «свыше», или «ниоткуда». Станиславский пишет о подобном открытии: «… тут, на мое счастье, совершенно случайно я получил «дар от Аполлона”. Одна черта в гриме, придавшая какое-то живое комическое выражение лицу,— и сразу что-то где-то во мне точно перевернулось. Что было неясно, стало ясным; что было без почвы, получило ее; чему я не верил — теперь поверил. Кто объяснит этот непонятный, чудодейственный творческий сдвиг! Что-то внутри назревало, наливалось, как в почке, наконец — созрело. …от одного случайного прикосновения растушевки с краской, от одной удачной черты в гриме бутон точно прорвался, и роль начала раскрывать свои лепестки перед блестящим, греющим светом рампы. Это был момент великой радости…» Внутренняя реальность, которая вдруг распахивается изумленному взору художника – в истории культуры называют «тайной», «сакральной», «трансцендентной», «абсолютной», а также «эзотерической», или «необычной».

Вот в эту необычную реальность и проводит нас демидовская техника. Проводит легко, минуя рационально-ментальный слой сознания, открывая доступ в иную реальность, в инобытие, которое само себя творит. Надо лишь довериться себя, своей интуиции как череде тонких импульсов  и позволить им втянуть организм в поток сменяющихся состояний, подставиться им, «допустить» до себя, «пустить» себя на них – эти слова-помощники Демидова поддерживают актера и позволяют ему вплыть в некий необычный мир…

#Acting#актерское_мастерство#системаСтаниславского#школаДемидова

 

 

 

 

Leave a Reply